новости, объявления, работа -
Сегодня в новостях:
 

Полина Чернышова: Мне нравится процесс проб и ошибок

Новость: от 01 апреля 2016 г.

Мы продолжаем рассказывать нашим читателям о главном событии прошлого года в телевизионном кино России фильме Сергея УРСУЛЯКА «Тихий Дон». Некоторое время назад на нашем портале было опубликовано интервью актера Театра им. Евг. Вахтангова Артура ИВАНОВА, сыгравшего в фильме роль Петра Мелехова. Сегодня нашей гостей стала юная актриса того же театра Полина ЧЕРНЫШОВА, которая снялась в «Тихом Доне» в роли Аксиньи. Дебаты по поводу соответствия экранных героев фильма шолоховским литературным персонажам  в некоторых чатах в интернете не утихают и сейчас. Кроме того, зрители продолжают сравнивать фильмы Сергея Герасимова и  Сергея Урсуляка и снявшихся в них актеров. И, как водится, уже образовалось два непримиримых лагеря – противников и защитников последней киноверсии романа. Достается и юной Полине, которую «обвиняют» в том, что она никоим образом не похожа ни на шолоховскую красавицу Аксинью, ни вообще на казачку. Но дело сделано: теперь в сердцах большинства зрителей «поселились» новые образы героев «Тихого Дона» - столь же молодых и страстных, как их литературные «первоисточники». Я не перестаю восхищаться не только уникальным режиссерским мастерством Сергея Урсуляка, но и его талантом находить изумительных артистов для своих грандиозных фильмов. С удовольствием цитирую слова Сергея Владимировича, сказанные им о героине сегодняшней публикации в нашем кратком телефонном разговоре:


01.jpg

«Я хорошо знал Полину Чернышову до нашей встречи на съемках, потому что она училась вместе с моей дочерью Дарьей на курсе Владимира Иванова в Щукинском училище. С первых учебных работ она обращала на себя внимание как замечательная молодая актриса. Самое главное, что в ней есть, - это абсолютное погружение в материал, который она играет, честное его проживание. Если есть идеальные актрисы с точки зрения ощущения правды, то одна из них – Полина. Она ощущает правду кожей! Понятие «играет» для нее не существует, она по-настоящему проживает изо всех сил все, что делает. Между тем, хотя проживание и хорошая вещь, но оно не всегда надежное. Нужно, чтобы к нему было приложено мастерство. И я думаю, когда Полина обрастет «актерской мускулатурой», когда научится не только проживать, но и играть, она станет актрисой, которой мы все будем гордиться.

Сергей Владимирович, до сих пор приходится  слышать упреки в ее, да и ваш адрес, что она – не типичная казачка и что она-де не похожа на шолоховскую Аксинью. Как вы относитесь к таким разговорам?

Это – глупые разговоры. Потому что  казачки бывают разные. А что касается Аксиньи, то Полина, действительно, не попадает в полной мере под описание Шолохова. Но я предпочел искренность чувств точности «физического воплощения». А вот когда говорят, что она – не красавица, тут я готов поспорить. На мой взгляд, Полина очень красивая девушка! Кроме того, она в полной мере соответствует возрасту шолоховской героини. Так что могу сказать, что я очень доволен Полиной. Она прекрасно справилась со своей ролью. А все сравнения – это глупость! Тем людям, которым она не нравится, могу дать совет: не смотрите этот фильм!»

Несмотря на то, что Полина Чернышова работает в Вахтанговском театре всего год с небольшим, истинные театралы  уже успели оценить талант и обаяние актрисы. Еще учась на курсе замечательного педагога и режиссера Владимира ИВАНОВА в Театральном институте им. Б. Щукина, девушка сыграла несколько интересных ролей, среди которых Варвара Харитоновна Лебёдкина в  «Поздней любви» А. Н. Островского и Елена в шекспировском  «Сне в летнюю ночь». За первую она получила театральную премию "Золотой лист", за вторую - приз за лучшую женскую роль на IX Международном театральном конкурсе в 2013 году. Сейчас Полина занята в нескольких спектаклях Первой студии Вахтанговского театра, созданной Римасом ТУМИНАСОМ, и в спектакле «Кот в сапогах» Шарля Перро на основной сцене. Событием нынешнего года стал спектакль «В Париже» на темы рассказов Ивана БУНИНА в постановке Гульназ БАЛПЕИСОВОЙ в рамках «Парада премьер» дипломных спектаклей учеников Р. Туминаса по режиссерскому факультету Театрального института им. Б. Щукина. В нем Полина Чернышова пронзительно сыграла героиню одного из самых трагических бунинских рассказов. Об этом спектакле сравнительно недавно наше агентство подробно писало на своем портале. (См. ссылку: http://www.mosoblpress.ru/43/199751/)

 


02.jpg

 

Я встретился с героиней этой публикации в мемориальном кабинете М.А. Ульянова в Театре им. Евг. Вахтангова. И, проведя два часа в интересной и искренней беседе, убедился в том, что Полина не только талантливая актриса, но и умная, открытая, скромная и интеллигентная девушка. И при этом – порывистая, эмоциональная и рефлексирующая. Несмотря на немалую разницу в возрасте, наше общение проходило очень просто, сердечно и непринужденно. И мне иногда казалось, что я знаю свою собеседницу уже много лет. А что касается той части рассказа Сергея Урсуляка, где речь идет о ее внешности, то хотел бы дополнить мнение прославленного режиссера. Полина «в жизни» оказалась еще красивее, чем на экране…

 


03.jpg

Джульетта-Дездемона, «Щука» и самообман.

Полина, поскольку вы пока еще очень мало рассказывали в прессе о себе, начнем с истоков. Как проникла в вас актерская «бацилла», с чего все началось?

Началось все с балета. Я мечтала стать балериной, с самого раннего детства занималась хореографией и даже решила поступить в профессиональную балетную школу при Большом театре. Но оказалось, что там комиссия смотрит не на то, как ты танцуешь, а только на твои физические данные. И я почти по всем кондициям получила двойки. Наверное, там нужны были девочки, сложенные совсем иначе. А мне нравился сам процесс танца, его энергия, красота и эмоции, которые я при этом испытывала. Но я, тем не менее, продолжила заниматься балетом. Причем, сочетала его с тренировками по каратэ. Наверное, кому-то это покажется странным, но я думаю, что эти виды искусства похожи. Потом я увлеклась современным танцем. И вдруг один папин «волшебный» друг – тогда он был театральным режиссером -  позвал меня в студию «Квадрат». Причем,  сразу на роль Джульетты. Я не знала тогда, кто такая Джульетта, но мне показалось, что это очень интересно. Я решила попробовать и сыграла. Но не Джульетту, а Дездемону. Потому что это была фантазия по произведениям Шекспира.  Мне тогда казалось, что я совершенно взрослая, хотя мне было всего двенадцать лет.  Ромео в нашем спектакле было 24 года, а Отелло – 27. Кстати это Костя Кожевников, он сейчас играет в театре Doc. Потом я занималась в студии "Я сам Артист ". Кроме того, актерская «бацилла» попадала в меня через фильмы, в основном американские. Мне все это казалось волшебным! И я мечтала сняться в кино. Хотелось пожить разными жизнями, попутешествовать по разным мирам.


04.jpg

Значит, сомнений в том, какой выбрать жизненный путь, у вас не было?

Не было. Я, как и другие абитуриенты, поступала во все театральные вузы. Но принял меня Владимир Владимирович Иванов в Щукинский институт.

Мама с папой не возражали?

Мама с папой разрешали мне делать все, что я захочу. Тем более, что у мамы есть творческая жилка. Она училась в джазовом колледже, и даже сидела за одной партой с Леонидом Агутиным. Но ушла в другую профессию. А потом родила троих детей и посвятила себя семье. Но она всю жизнь поёт. И мы – ее дети – научились сначала петь, а потом говорить. Моя старшая сестра стала музыкантом, сейчас учится в Германии на джазовую певицу. А папа у меня художник.


05.jpg

Поступив в «Щуку», вы окончательно решили, что театр – это главное дело вашей жизни?

Если честно, то я до сих пор в этом сомневаюсь. Например, сегодня я размышляла о том, что хорошо было бы стать, например, археологом. Все-таки актерская профессия очень странная. Меня напрягает то, что ты живешь не своей жизнью, все время должен что-то изображать. И все время себя обманываешь.

Как это?

Ну, ведь для того, чтобы что-то сыграть, надо себя обмануть. Например, представлять себе, что сейчас не зима, а лето. Или что ты – совершенно одна, и у тебя нет семьи. Или то, что этот человек – твой муж. И так далее… Раньше мне это нравилось, но сейчас  этого стало уже очень много, и ощущается некоторый дискомфорт. Кроме того, эта профессия очень абстрактная. Невозможно понять, почему ты сегодня сыграл хорошо? А на следующий день плохо? Ты все время находишься в «подвешенном состоянии». И из-за этого нервничаешь. И начинаешь завидовать людям, которые делают что-то конкретное своими руками. Эти люди уверены, что надо делать что-то именно так. И спокойно вырезают какую-нибудь красивую деревяшечку…


06.jpg

Такие сомнения возникли у вас сразу после поступления в училище или появились со временем?

Они то приходят, то уходят. Когда я только пришла в училище, мне казалось, что я все могу! Но эта вера потихоньку стала куда-то исчезать. Недавно мой коллега Максим Севриновский сказал так: «От незнания –легкость, от познания – зажим, от знания – свобода».  И, действительно, на первых порах у меня было ощущение легкости и удовольствия. Я этим жила и даже не задумывалась, как я это делаю. А потом начались раздумья… Наш мастер в Щукинском институте Владимир Владимирович Иванов нас так и предупреждал: вы сейчас все можете, потом у вас все развалится, не будете знать, куда девать руки и ноги, но потом все опять придет.

Пришло?

Иногда приходит.

Иван Бунин, Михаил Шолохов и Константин Станиславский.

Сейчас вы уже ощутили на себе, что такое настоящая театральная жизнь?

Ну, я же работаю всего один год. И у меня были практически только вводы на небольшие роли.

Но в спектакле «В Париже» по прозе И.А. Бунина вы ведь работали с самого начала?

Да, и это совсем другое дело. Наш режиссер Гульназ Балпеисова только начинает свой творческий путь. Поэтому она тоже в поиске. А я обожаю, когда работают не на результат, а ищут! Мне нравится сам процесс проб и ошибок. Люблю делать этюды, ничего не понимать, сходить с ума, потом доходить до чего-то. С Гульназ у нас так и происходило. Мы все еще не очень опытные и очень хотели создать свой спектакль. И репетировали его даже не на территории театра, а в институте. Поэтому это было похоже на студенческий эксперимент. Именно так я бы хотела работать всегда.


07.jpg

Мне кажется, что ввод на роль в театре сродни работе в кино. Там ведь тоже нужно уметь «впрыгнуть» в ситуацию. Или я не прав?

У меня совсем небольшой опыт работы в кино. Но, например, к съемкам «Тихого Дона» я готовилась полгода и пыталась продумать все до мельчайших подробностей. Хотя, наверное, достаточно было прочитать Шолохова, который все за тебя продумал.  Когда доходишь до последнего тома, то тебе уже кажется, что ты давно живешь в этой семье. А сейчас я снимаюсь в таком кино, где надо просто сыграть ситуацию и особенно не раздумывать.

Вернемся к театру. В спектакле «В Париже»  вы играете женщину – эмигрантку из России, которая потеряла в жизни все, в том числе, последнюю надежду на любовь. Я не лезу к вам в душу, но мне кажется, что  в свои 22 года вы не могли еще испытать то, что испытала она в своей несчастливой жизни! Откуда же тогда эта пронзительность и предельная достоверность?! Неужели только благодаря вашим размышлениям и фантазиям о своем персонаже? Или у вас есть какой-то особый секрет на это счет?

Я думаю, что у каждого из нас накапливаются какие-то чувства и впечатления о пережитом, пусть даже в детстве. К тому же у  нас есть примеры наших бабушек, мам, сестер. Есть сочувствие к ним и к другим людям. Так что вовсе не обязательно все пережить самой, чтобы это сыграть. Как по Станиславскому: «Что бы ты сделала, если бы оказалась в такой ситуации?» И вот ты сидишь дома и думаешь: что бы я сделала?..


08.jpg

Напрашивается вопрос по Станиславскому:  что бы вы сделали, если бы оказались в ситуации своей героини?

Произведение само по себе прекрасное, и в нем все написано! В таком послевоенном времени, далеко от родных краёв и людей, могу представить , что поступила б так же, как Ольга Александровна. Но и у меня в жизни были ситуации, когда не было никого рядом, и я чувствовала себя очень одинокой. И это продолжалось довольно долго. И тогда я поняла, как важен и нужен человеку человек. И я даже стала подолгу переписываться в интернете, хотя раньше не понимала, зачем это нужно. Поэтому я понимаю свою героиню, в том числе, когда она без колебаний соглашается на предложение едва знакомого мужчины поехать к нему домой. Тут уже не до того, чтобы строить глазки и стараться показаться ему лучше, интереснее. Просто хочется тепла, понимания, маленькой, но все же семьи. Друга. Любви. Это же такое счастье!

Копилка эмоций, любовь и «папа Даши».

Часто приходится слышать от актеров, что все жизненные впечатления и эмоции они складывают в «копилку». Один знаменитый артист рассказывал мне, что, стоя над гробом отца, запоминал это чувство, чтобы потом использовать в работе.

Я тоже старюсь собирать свой эмоциональный опыт «в копилку». И не только свой, но и своих близких. А то, что вы рассказали про этого актера, ужасно! Мне кажется,  что это цинизм. И я замечаю подобное за собой. В этом есть какая-то корысть. Получается, что, все подчинено тому, чтобы хорошо сыграть? Вот поэтому меня эта профессия иногда «напрягает». И я пока не знаю, что с этим делать…

Не примите следующий вопрос как примитивный комплимент в свой адрес. Но обе ваши замечательные роли, которые я видел в кино и в театре, продемонстрировали, что вы способны играть любовь. Но ведь это очень сложно! Здесь ничего не стоит соврать, сфальшивить. И актеры часто врут в таких сценах. Что вам помогает играть любовь? Это качество в вас от Бога или есть какие-то тайные приспособления?

Ремесленных приспособлений здесь никаких нет. (Например, если ты хочешь достоверно сыграть любовь, надо обязательно прищурить левый глаз!) Но есть фантазия. Хотя многие мои подруги-актрисы (да и я сама) считают, что сыграть любовь, не влюбившись в партнера, невозможно. Здесь, конечно, речь не идет о настоящей любви, когда ты все время думаешь только  о нем. Но все равно влюбиться в него надо! К тому же мне среди партнеров всегда попадаются прекрасные люди. Думаю, что так происходит у всех. Если вы долго играете с партнером какие-то чувства, то начинаете к нему относиться иначе.

Перейдем к главному событию в вашей творческой жизни последнего года. Как вы отнеслись к предложению Сергея Урсуляка сняться в шолоховской эпопее? Это было для вас сродни чуду?

Конечно, само приглашение было чудом. И все, что было потом на съемках – тоже. Несмотря на то, что все было непросто! Честно говоря, я даже не ожидала, что будет так сложно. Очень-очень сложно!


09.jpeg

А как вы познакомились с Сергеем Урсуляком?

Я к нему отношусь как к родному человеку. Наверное, еще и потому, что мы учились в институте вместе с его дочерью Дашей. И для меня он всегда был не столько знаменитым режиссером, сколько «папой Даши». Он с первого курса ходил на наши показы и спектакли.

Летний чабрец, красавица Аксинья и все тот же Станиславский.

А что вы почувствовали, перечитав «Тихий Дон» и узнав, что будете в нем играть?

 До приглашения, которое сделал мне Сергей Владимирович, я «Тихий Дон» не читала. Поэтому он поначалу не назвал мне имя героини, которую я должны была играть. Сказал: «Иди, читай! Встретимся через две недели». Я стала читать. И роман мне очень-очень понравился! Потому что я обожаю все дикое, простое и, при этом, страстное и «огненное». Я восторгалась описанной Шолоховым природой, и, читая, даже чувствовала ее запахи, переносилась в своих фантазиях на луга, пахнущие землей и летним чабрецом. Мы в больших городах практически лишены этого счастья, и я всегда страдаю от этого. Поэтому эта история меня сразу зацепила.


010.JPG

А если бы не зацепила, неужели не согласились бы сниматься?

Еще в институте с самого первого курса я участвовала только в тех самостоятельных работах, которые были мне по душе. А тут совпало! Казалось, что «Тихий Дон» - это именно то, о чем я мечтала! Хотя вовсе не предполагала, что Сергей Владимирович предложит мне Аксинью. Когда он предложил, не поверила. Решила, что он всем так говорит, чтобы девушки могли перед ним максимально раскрыться. А когда узнала, что он, действительно, наметил меня на Аксинью, то задумалась. Дело в том, что я еще с институтских времен не умела играть образ. В моих ролях всегда было то, что называется на актерском языке «я в предлагаемых обстоятельствах». И мне нравилось жить в тех ситуациях, которые предлагала драматургия. А, играя  Аксинью, я должна была превратиться в другого человека. Она по своим манерам, речи, внешности не должна была быть похожей на меня. И я не очень понимала, что я должна для этого сделать? Трудность состояла еще и в том, что по книге Аксинья часто плачет. А мне в училище и в театре не часто приходилось это делать. Просто не было повода.  Я старалась жить ее жизнью, пропускать через себя ее чувства, но мне казалась, что со стороны это выглядит неубедительно. Но Сергей Владимирович до начала съёмок говорил, чтобы я ни о чем не думала, что я все смогу. Это меня удивляло. Я ведь знала, что не смогу сделать то, что нужно с «полпинка». Мне нужно было много думать и репетировать.

Вам не хватало репетиций?

Нет, мы репетировали перед съемками. А в Москве все вместе читали сцены. Но таких репетиций, как в театре, не было. Ведь в театре ты репетируешь два месяца и создаешь свое пространство. И в процессе проб и ошибок ты все придумываешь, нарабатываешь, находишь какой-то оптимальный вариант. Я обожаю произведение Шолохова, и во мне была какая-то ответственность перед ним. И я не могла после хлопка и крика: «Начали!» - вдруг сразу начать играть. Это был зажим, но преодолеть его я не могла. Мне хотелось крикнуть: «Подождите, я еще не готова!» Наверное, сказывалось то, что это был мой первый съемочный опыт, и я отвлекалась на съемочную площадку, смотрела, как работает группа. Ходят с микрофонами, камерами, всё время рация напряжение создаёт, заботливые гримёры тебя все время подкрашивают! А оказалось, что про это вообще не надо было думать. Я подходила к актерам и спрашивала: «А что надо делать? Как вы работаете над ролями?» Но от этого мне лучше не становилось. Все отвечали по-разному, и у меня в голове образовывалась каша. Но это было во время первого съемочного блока летом.  А потом я почитала Станиславского и подуспокоилась.


011.JPG

И что вы вынесли из этого чтения?

Уже на второй страничке я поняла, что все делаю неправильно. А потом почувствовала, что у меня появилась опора.

Женские слабости, негромкая казачка и Элина Быстрицкая.   

Ну, раз уж мы опять вспомнили Станиславского, то не могу не задать такой вопрос: вы всегда и во всем оправдывали свою Аксинью?

Всегда!

Буду рассуждать с позиции мужчины. То, что она изменила своему зануде-мужу, понять еще можно: влюбилась в красавца Гришу. Но потом она ведь и ему изменила с Листницким!

Во-первых, Степан совсем не зануда, и тот ещё красавчик. Он просто не любил Аксинью, избивал постоянно, относился к ней, как к корове. А Гриша - первый, кто полюбил, поэтому-то она и не выдержала. Во-вторых, по поводу Листницкого. Ну, представьте себе, как ей жилось одиноко у этого деда! У нее нет не только друзей, но и просто людей, с кем можно поговорить. Есть единственная радость – дочка, которая умирает. Думаю, что она была в полнейшей депрессии и в страшном отчаянии. И Листницкий стал единственным человеком, который сказал ей хотя бы доброе слово и утешил! Она была как в тумане и, наверное, плохо соображала. Ну, а то, что у них потом продолжилось, это трудно понять. Я во время съемок все время звонила маме и спрашивала: «Как ты думаешь, почему?»

И что же ответила мама?

Ну, мы с ней решили, что это просто слабость Аксиньи. Человеческая слабость, которая на самом деле живёт во всех нас. Мы все знаем , как надо, а делаем наоборот. Мы слабые. Хотя, конечно, можем работать над собой.


012.JPG

  

Я задам вам вопрос, который вам уже, наверное, поднадоел. Некоторые зрители упрекали Сергея Урсуляка в том, что вы не похожи на настоящую казачку. «Вот, мол, Элина Быстрицкая в фильме С. Герасимова была типичная, а Чернышова – нет». Как вы относитесь к таким разговорам? Волновал ли вас этот вопрос во время съемок?

Я тоже всё время думала: ну какая из Чернышовой казачка!? Но если серьезно, то, как я уже говорила, в моем представлении шолоховская Аксинья совсем другая. Но ведь невозможно абсолютно точно соответствовать каноническому образу. Кроме того, живя на Дону, мы видели совершенно разные типы людей и их лиц. И ведь все они казачки! И вообще: кто может сказать, какая казачка настоящая, а какая нет?! Может быть, люди считают, что в казачке должно быть больше бойкости, дикости и простоты и меньше романтичности? Да, я согласна, я такую не сыграла! Может быть, Аксинья должна была быть более «громкой», чем я. Но не знаю, расстраиваться мне по этому поводу или радоваться?! Все ведь субъективно.  Я рада, что есть, слава Богу, люди, которых наш фильм и моя Аксютка тоже тронули.


013.JPG

А как вы относитесь к сравнению двух фильмов и вас с Элиной Быстрицкой?

Я вообще против всяких сравнений. Прежде всего, потому что каждый фильм:  и тот легендарный, и наш, - прекрасны по-своему. Фильм Сергея Герасимова очень атмосферный, яркий, в нем чувствуется эпичность и сила народа! У нас была другая ситуация (в том числе, материальная). Если там ставилась задача показать судьбу народа, то у нас речь шла о семье. А что касается Элины Авраамовны Быстрицкой, то здесь вообще не может быть сравнений. Она – на редкость красивая женщина, в ней чувствуется настоящая казачья сила, «громкость», про которую я говорила. И я отношусь к ней с огромным уважением. И в связи с этим не могу не вспомнить одну публикацию, в которой, как мне кажется, намеренно исказили мои слова. Якобы я сказала, что сыграла более реалистично, чем Элина Быстрицкая. Я этого не говорила никогда! И если Элина Авраамовна прочитала ту публикацию, то я прошу у нее прощения за непорядочных журналистов.

Зеленый пояс по каратэ, «балет с коромыслом» и галоп в табуне.

Многим зрителям и мне, в том числе, ваша Аксинья пришлась по душе еще тем, что в ней чувствуется принадлежность к земле, крестьянская закваска. Про таких иногда говорят– «от сохи». И я, встретившись с вами, очень удивился, увидев стройную, вкрадчивую, интеллигентную девушку с  нежными руками. Вам не тяжело было носить коромысло?

У меня же зеленый пояс по каратэ… Нет, с коромыслом проблем не было. Хотя тяжело было делать все одновременно: держать объект внимания, говорить текст и насаживать коромысло на ведро так, как будто я делаю это каждый день! А крючок на коромысле маленький. И я одно ведро утопила.

Пришлось тренироваться?

Да, нас еще в Москве учили всему, в том числе, практическим хозяйственным навыкам. В Музее казачества нам показывали казачий быт, рассказывали об обычаях и нравах. А потом мы ходили по коридорам музея с ведрами и коромыслами.  А, приехав в Вешенскую, мы сами лепили и варили пельмени с красивым ободочком, жарили яичницу на сале на настоящей летней печке.


014.jpg

Закачивая эту часть разговора, не могу не вспомнить о вашем потрясающем «балете с коромыслом», в котором вы так грациозно и кокетливо поводили бедром, что этот кадр я на видео пересматривал несколько раз. Вы использовали здесь свой балетный опыт?

Это вовсе не балет и не кокетство, а способ нормальной работы с коромыслом, чтобы не пролить воду. Нас специально учили, что когда несешь коромысло, надо обязательно качать бедрами, чтоб качались они, а не ведра! Сергей Владимирович на съемках удивился: «Полина, а что это ты делаешь?!» Я ему ответила, что я делаю это «по науке», все женщины носят коромысло именно так.

Я не удивлюсь, если вы в дополнение к зеленому поясу скажете, что вы – мастер спорта по выездке. Уж больно хорошо вы держались в седле!

Ну, это вообще отдельная тема. Кони были так прекрасны! На самом деле мне можно было много не тренироваться, потому что я должна была только садиться на коня, а все остальное было делом дублерши. Но я все равно попросила разрешить мне ездить, и иногда, когда у меня было свободное время, тренера меня обучали. Ощущения были потрясающие! Было такое впечатление, что ты сидишь на каком-то горячем драконе. И, когда получалось им управлять, я чувствовала себя королевой. Это прибавляло уверенности в себе. Правда, я  научилась ездить  только рысью. Но за ночь до съемок мне сказали, что буду скакать сама, причем галопом, чего я на тренировках практически не пробовала. Но меня уверили, что будут оказывать моральную поддержку. Это были последние съемочные дни. А по фильму – последние часы жизни Аксиньи. И я ночью заснула с ощущением, что завтра должно случиться что-то очень необычное. Мне приснилось много коней, целый табун, и что я несусь вместе с ними галопом. Во сне это оказалось так легко! Поэтому на утро я уже и не боялась. На самом деле было не очень легко, но все же получилось. Сергей Владимирович внушал, что я должна сыграть боль после ранения Аксиньи. Я кивала, мол, все поняла. А сама про себя думала: как бы не упасть с лошади и не сломать шею!


015.JPG

Счастье в Вёшенской, университет Урсуляка и актерская ненасытность.

Когда вы говорили про одиночество Аксиньи, я обратил внимание, что у вас на глазах появились слезы. А у меня они появились сейчас, когда вы вспомнили сцену смерти. Я согласен, что молодая актриса может нафантазировать себе какие-то переживания, связанные с любовью и поступками героини, но как можно представить себе ее смерть?! Ведь вы эту сцену сыграли так пронзительно, что при воспоминаниях о последней серии фильма потрясение не проходит до сих пор!

Когда я читала «Тихий Дон», то рыдала после описания смертей героев, как будто они были мне близкими людьми. Мне кажется, что тут не надо играть, надо просто жить этим… Вообще, этот год съемок в Вешенской был счастьем. Когда нас везли на съемки, у меня возникло ощущение, что мы едем в прошлое, и как будто меня привезли на другую планету, где надо заново учиться дышать, где деревья не похожи на наши…Мы жили в санатории, вокруг которого был сосновый лес. А вдали на горизонте  холмы. Безумно красиво! По утрам – тишина, солнышко, по вечерам – зарево… И живя в том месте, где было создано это великое произведение, ты в него погружаешься полностью. Там все чувствуется сильнее, чем в Москве. Я иногда приезжала оттуда в театр на репетиции спектакля по прозе И.А. Бунина. И честно скажу, чувствовала его там гораздо сильнее, чем в Москве. Здесь в нашей суете я себя чувствую иногда какой-то мелкой. А там сама обстановка сближает с людьми. И мысли другие. Там ты чувствуешь, как важен человек. И начинаешь гораздо больше ценить тех людей, которые сейчас далеко от тебя. Там все чувства оживают, обостряются, и появляется какая-то мудрость. И ты начинаешь чувствовать бесконечность прекрасной природы и конечность нашей жизни. Это – к вопросу о сцене смерти Аксиньи…


016.jpg

Расскажите, пожалуйста, подробнее, как вам работалось с Сергеем Урсуляком? Какой он на площадке: жёсткий, терпеливый, ласковый?

На съемках, особенно на первом летнем блоке, когда я сходила с ума, Сергей Владимирович  это очень хорошо чувствовал и старался мне помочь. Был очень терпеливым… Но иногда и жестким. (Но об этом я рассказывать не буду, это наши тайны). А когда мои мозги встали на место, то он это заметил и сразу «потеплел». Он мне много помогал и в плане работы над ролью Аксиньи, и открывал какие-то технические секреты, которые всегда нужны в этой профессии. Сергей Владимирович очень внимательный к актёрам, к истории, если непонятно - всё объяснит. Здесь пошутит, там всыплет. Он бывает всякий, но всегда адекватный и мудрый.

Ваш партнер по театру и по этому фильму Артур Иванов сказал мне в интервью, что съемки у С. Урсуляка стали для него не просто наукой, а университетом. Вы с ним согласны?

Еще бы, конечно! Это был огромный, ни с чем не сравнимый опыт. Да, было трудно! Но когда преодолеваешь трудности- это же интереснее и ценнее. Тем более, что у меня все было в первый раз. В таких обстоятельствах я до этого не была ни разу. Прибавьте к этому тот опыт, который получаешь, общаясь и работая на площадке  с замечательными артистами! Например, когда ты видишь, как работает Женя Ткачук, то это и тебя поднимает, вдохновляет! И ты потом стараешься не позволять себе опускаться ниже этой планки.

Немного о личном. Как оценили вашу Аксинью мама с папой?

Поскольку папа фотограф, то он оценил, прежде всего, внешнюю сторону. Он сказал, что ему понравилась «картинка». И Аксинья в этом смысле ему тоже понравилась. Сказал, что она красивая…А бабушка и мама перечитали «Тихий Дон» вдоль и поперек, пересмотрели все экранизации. И, когда начались съемки, мама боялась больше всех. Я ей рассказывала обо всех своих переживаниях. И из этих рассказов она сделала вывод, что все складывается катастрофически плохо. Потом перед пресс-показом она мне написал смс: «Полина, если будут ругать, ничего не отвечай, говори «спасибо» и улыбайся!» Но моим близким фильм очень понравился. Наверное, еще и потому, что эта история стала и для них родной и близкой.


017.jpg

А вы сами в целом довольны?

В целом, да.

А теперь желтоватый вопрос. Трудно ли вам стало жить после того, как «проснулись знаменитой»?

Если честно, то я совершенно не чувствую этого. Ничего не изменилось. Может быть, только охранники стали более предупредительными. И бабушки на улице три раза узнали.

А как отнеслись к вашему успеху в театре?

Очень доброжелательно. Ведь здесь все понимают, что это наша работа. Это для маминых знакомых, может быть, мое участие в фильме стало заметным событием. А в театре все играют, все снимаются, и это для всех нормальный процесс. И многие говорят хорошие и добрые слова. Мне даже кажется, что эта работа меня в какой-то степени объединила с людьми в театре.

Вы абсолютно довольны своей работой в театре? Или все же, как и любая другая актриса, ненасытны до работы и хотите большего?

Конечно, хотелось бы много играть. Причем, создавать какие-то своеобразные, интересные, неожиданные  работы. Ведь все печальные размышления о профессии, о которых я говорила в начале, происходят от того, что ты делаешь мало. А когда есть интересное дело, то ты вся ему отдаешься, и на посторонние мысли времени не остается.


018.JPG

Общаясь с некоторыми вашими коллегами, я слышал от них, что им интересен только театр. Вы не замечаете за собой такое?

Я люблю свою профессию. Люблю театр. Но ведь его задача – говорить о разных сторонах жизни, о взаимоотношениях между людьми. Поэтому мне не нравится постоянно пропадать в театре. Я люблю музыку, концерты, общаюсь с друзьями, хожу летом с ними в походы. В этом году была на Тянь-Шане в очень интересной компании гениальных математиков. И мы в этом походе ни разу не заговорили о театре. 


019.jpg

Беседу вел Павел Подкладов



Новость с сайта www.mosoblpress.ru
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Уважаемые посетители сайта
по вопросам сотрудничества пишите:
info@mytar.ru